Брунцвик на Карловом Мосту

Брунсвик, Карлов Мост, Прага

Брунсвик, Карлов Мост, Прага

Брунцвик (Bruncvík)

Легенда в изложении Алоиса Ирасека

Прага, богатая на легенды, рассказывает предание о пражском юноше Брунцвике. Сами пражане считают, что Брунцвик — это другое имя их короля Пржемысла Отакар II (Přemysl Otakar II). А вот согласно книге чешского фольклориста Алоиса Ирасека (Alois Jirásek) «Старинные чешские сказания» (Staré pověsti české, 1894) Брунцвик был сыном чешского короля Жибржида. В юношестве он был службе неаполитанского короля Астрономуса и однажды даже выиграл сражение у английского короля. В благодарность Астрономус выдал свою дочь Неомению замуж за Брунцвика.

Но это был пролог, а сама история начинается с того, что отец Брунцвика, старый король Жибржид, умер, и на третий год своего правления молодой человек решил добавить к гербу Чешского королевства льва: «Мой отец добыл знак орла, а я хочу добыть знак льва!»

Он попрощался со своей женой Ноэминью, обменялся с ней перстнями и наказал ей ждать семь лет — «если же в течении чеми лет не увидишь своего перстня, знай, что меня уж нет больше в живых» — и отправился вместе с дружиной из тридцати воинов на поиски льва. Вскоре они достигают моря, фрахтуют корабль и продолжают путешествие уже на нём. Однажды ночью на горизонте они увидели жёлтое свечение и услышали сильный незнакомый запах. От корабельной команды Брунцвик и его рыцари узнали, что это манит их к себе Янтарная гора, остров, с которого ещё никто не вернулся. С нашими героями примерно так и случилось, у подножия Янтарной горы погибли от голода все рыцари, кроме самого Брунцвика и старого рыцаря Балада.

Балад заметил, что каждый год на остров прилетает за пищей гигантская птица гриф, и посоветовал Брунцвику завернуться в конскую шкуру, чтобы птица приняла его за пищу и вынесла таким образом с этого проклятого острова. Брунцвик последовал совету старого Балада, и вскоре гриф отнесла его в своё гнездо. Здесь мы можем увидеть полную кальку с первого путешествия Синдбада-морехода. На обратном пути с горы от гнезда грифа Брунцвик увидел сражающихся льва и зелёного с металлическим отблеском дракона о девяти головах. В том бою юный рыцарь помог первому победить второго, и лев стал верным спутником Брунцвика.

Брунцвик помогает льву победить дракона. (Иллюстрация из книги "Старинные чешские сказания" в сокращённом переводе Ф. Боголюбовой, 1952 г.)

Брунцвик помогает льву победить дракона. (Иллюстрация из книги «Старинные чешские сказания» в сокращённом переводе Ф. Боголюбовой, 1952 г.)

Теперь Брунцвику нужно вернуться домой, но по дороге он попадает в страну короля Олибриуса, располагающуюся под Рубиновой горой. Король Олибриус был фантастичен в духе индийских чудес Ктесия Книдского — у него было две пары глаз: одна спереди, а вторая на затылке. Но куда удивительнее были его придворные, — пишет Алоис Ирасек, — «одни одноглазые и на одной ноге, другие рогатые. Были и с двумя головами, и с одной пёсьей головой, и рыжие, как лисицы, и наполовину серые — наполовину белые, и великаны, и юркие карлики.»

Брунцвик захотел побыстрее убраться из этого королевства уродов, но король не захотел отпирать Железные ворота города, пока рыцарь не выполнит одну его просьбу. Выяснилось, что дочь короля похитил ещё один дракон по имени Василиск. Дочь тоже звали достаточно экстравагантно — Африка. Брунцвик, конечно же, спасает её от дракона, подобно тому, как Персей спас Андромеду от ужасного Кита на обратном пути в древний греческий город Аргос после того, как убил Медузу Горгону. И так же, как Андромеда, Африка захотела замуж за Брунцвика. Ему пришлось жениться на ней.

Но наш рыцарь мечтал вернуться домой в Прагу, к своей первой жене, которую там оставил. Однажды он прогуливался по замку своего второго тестя короля Олибриуса и случайно обнаружил подвал, в котором никогда раньше не был. Впрочем, все мы уже знаем (после Кортасара), что Случайность — это другое имя Судьбы В том подвале из меблировки был лишь каменный стол, на котором покоился старый меч без рукоятки. Брунцвику так понравился этот старый меч, что он снимает с рукояти свой старый меч и накручивает только что благоприобретённый, а свой старый кладёт на то же самое место на каменном столе.

Брунцвик возвращается к своей жене Африке и начинает допытываться, почему столько таинственности возведено вокруг старого меча. Африка пугается, но удостоверившись, что меч всё ещё лежит на каменном столе, немного успокаивается, но всё-таки запирает дверь в тот подвал на девять замков. Брунцвик продолжает настаивать, и тогда Африка признаётся, что этот меч обладает волшебной силой. Стоит лишь вынуть меч из ножен и произнести: «Одна голова, двадцать, тридцать, сто тысяч голов долой!», как этот тотчас исполниться. Так Брунцвик и поступил. Все в замке были обезглавлены, включая короля Олибриуса и его дочери Африки.

А Брунцвик вместе со львом и мечом вернулся в Прагу и вступил на Чешскую землю в Четверг, ранним утром. Ему заново пришлось завоёвывать свою первую жену, как это задолго за него сделал Одиссей с Пенелопой. Он стал жить-поживать и добра наживать. А когда он умер,  то преданный ему лев никогда не покидал его могилы, пока не издох сам.

Подчеркну тот факт, я пересказываю не только не вдаваясь в детали таких сцен, как, например, Брунцвик освобождал принцессу Африку от дракона Василиска или как он отвоёвывал свою Ноэминь от алчного жениха, но и полностью выпустил такие сцены, как лев завоёвывал дружбу рыцаря и как рыцарь проезжал через владения асмодеев и астриолов — ради краткости.

А что же случилось с мечом? Есть версии. По одной из них меч замуровали в основание Карлова моста, по другой — Брунцвик бросил его во Влтаву. Но обе версии сходятся в морали: когда чешскому городу понадобиться помощь, то придёт из Бланика сам святой Вацлав во главе войска, а его конь ударит копытом в нужном месте на Карловом мосту, и меч Брунцвика явит себя снова.

Легенда о Брунцвике в руках Алексея Ремизова

Эту легенду в 1949 году пересказал великий мастер русского языка Алексей Ремизов. Во многом его версия повторяет версию Ирасека и различается в деталях. Например, в повести Ремизова Янтарная гора называется Магнитной, а Рубиновая — Карбункульной. Пражскую жену Брунцвика зовут Неомения, а короля Олибриуса — Алем. Ремизов пишет, что тягу к путешествиям Брунцвику привил старый Балад, рассказывая мальчику о подвигах его отца, которого в этой версии звали Фредериком Штильфридом.

И, наверное, последнее. Алексей Михайлович переводит имя Брунцвика как «пламенный», выводя его от немецкого слова «Brunst» — пожар.

Так переводил слово Ремизов, а вот современные онлайн-словари с немецкого переводят Die Brunst более конкретно: течка, гон, жар, половая охота, половое возбуждение.

Легенда, которую можно услышать от местных экскурсоводов

А вот в каком виде её пересказывают местные гиды, и её изменение лишь доказывает, что она живёт.

Брунцвик был сыном короля и очень хотел иметь герб со львом. Король согласился на это, но лишь с тем условием, если его сын принесёт ему голову убитого льва. Брунцвик согласился и отправился на охоту. Но, как назло, львы ему не попадались, а на обратном пути встретился маленький львёнок. Брунцвик пожалел котёнка, и львёнок отблагодарил рыцаря и указал место, где был зарыт меч-кладенец. Меч обладал такой мощью, что сам отрубал всем головы, кто попадётся ему на пути.

Брунцвик вернулся домой и показал меч королю. Отец разрешил сыну носить герб со львом, но такой сильный меч он забрал и спрятал в очень надёжном месте.

Ещё в семидесятых годах Двадцатого Века (хотя уже прошло почти полстолетия с тех пор!) по Карлову Мосту ходил трамвай. И в то десятилетие решили разобрать рельсы и якобы нашли меч в кладке моста. Посмотрели на древнюю ржавую железяку, подивились и якобы замуровали обратно.

Статуя Брунцвика на Карловом Мосту

Самую известную фигуру не только Карлова Моста, но и всей Праги выполнил в 1884 году чешский скульптор Людвиг Шимек, а устанавливали её на средства, собранные пражанами. Прежняя сильно пострадала во время Тридцатилетней войны, когда шведы осаждали Прагу. Теперь её фрагменты можно увидеть в филиале Национального музея.

Изначально вторая версия Брунцвика держала в руках копье, и лишь в 1993 году, когда был избран первый президент независимой Чехии Вацлав Гавел (Václav Havel), в его руки вложили меч.

Когда вы проходите по Карлову Мосту уже мимо Брунцвика, то за парапетом уже не волны Влтавы, а крыши домов с острова Кампа.

Эта тридцать первая статуя во многом сильно отличается от остальных тридцати. Брунцвик — персонаж светский, остальные — религиозные. Остальные стоят на самом Мосту, Брунцвик — на отдельной колонне. Остальные выполнены в барочном стиле, Брунцвик и его постамент — в готическом.

Почему для Брунцвика выбрано такое местоположение, существует объяснение мистиков, которых по Праге шлёндрает не меньше, чем по Турину. Дескать, это очень сильное в энергетическом плане место, и люди, «открытые» экстрасенсорике прямо-таки чувствуют это.

Так это статуя Брунцвика или Роланда?

По интернету циркулирует мнение, что это не статуя Брунцвика, а кого-то другого. Например, Роланда. Доводы, почему же это не может быть Брунцвик довольно-таки путанные и неясные. Дескать, современная статуя от Людвига Шимека изображает молодого юношу, а предыдущая, пострадавшая от шведов, показывала мужчину более старшего возраста. Мне не понятно, почему Брунцвик не может быть в среднем возрасте, если его приключения длились целых семь лет, и юноша, чей корабль притянулся к Янтарной (Магнитной) горе — это уже не тот мужчина, который вернулся в Прагу с мечом и львом.

Но если там стоял не Брунцвик, а кто-то другой, то кто бы это мог быть? Автоматически напрашивается имя Роланда, хотя Роланд никак не мог быть старше Брунцвика. Он прожил свою жизнь быстро и умер молодым в Ронсенвальском ущелье, о чём можно почитать (или даже послушать в аудиоформате!) в «Песне о Роланде».

Вообще же, статуи Роланда устанавливали во многих городах. Это означало за городом признание прав самостоятельно вести торговлю, отправлять правосудие, и таким образом он считался вольным. Такие даже назывались «городами Роланда» (Rolandstadt). Ну и конечно такой город признавал за собой немецкие корни. Согласно Википедии самым южным роландовым городом является Дубровник в Хорватии у самой границы с Черногорией, а самым северным и одновременно самым восточным — Рига.

Мы, например, видели статуи Роланда в Братиславе и Риге. С определённой натяжкой к подобным статуям можно отнести и скульптуру Торгильса Кнутссона в Выборге.

Но вот чешский историк Ярослав Шаллер в 1795 году опубликовал статью, что первая скульптура Брунцвика была частью Юдитина моста, который снесло наводнением в 1342 году.

А ещё утверждается (без указания источника), что на этом месте находилось капище, конкретнее: священная роща и скульптура Перуна. Вполне возможно, что на том же самом постаменте как раз и стоял Перун, а не Брунцвик

Рыцарь Брунцвик и Марина Цветаева

Эту статую особенно любила Марина Цветаева, которая была своей в богемской столице. Вот, что она пишет о ней в письме к А.В. Бахраху 27 сентября 1923 года: «У меня есть друг в Праге, каменный рыцарь, очень похожий на меня лицом. Он стоит на мосту и стережет реку: клятвы, кольца, волны, тела. Ему около пятисот лет и он очень молод: каменный мальчик. Когда вы будете думать обо мне, видьте меня с ним.»

В тот же день она написала стихотворение «Пражский рыцарь».

Бледнолицый страж над плеском века —
Рыцарь, рыцарь, стерегущий реку.
(О. найду ль в ней мир от губ и рук?!)
Караульный на посту разлук.

Клятвы, кольца… Да, но камнем в реку
Нас-то — сколько за четыре века!
В воду пропуск вольный. Розам — цвесть!
Бросил — брошусь! Вот тебе и месть!

Не устанем мы — доколе страсть есть!
Мстить мостами. Широко расправьтесь,
Крылья! В тину, в пену — как в парчу!
Мостовины нынче не плачу!

«С рокового мосту вниз — отважься!»
Я тебе по росту, рыцарь пражский.
Сласть ли, грусть ли в ней — тебе видней,
Рыцарь, стерегущий реку — дней.

Уже потом, живя в Париже, Цветаева хотела написать о нём поэму. Собирала подробные сведения о нём, искала гравюру с его лицом крупным планом. Вот что писала Марина Ивановна своей знакомой Тесковой в Прагу: «Если у меня есть ангел-хранитель, то с его лицом, его львом и его мечом». Поэму она так и не написала, что согласуется с моим представлением о ней, как о натуре страстной и порывистой.

 

А здесь можно прочитать про сам Карлов мост и остальные тридцать статуй.

Понравилась статья?

У вас есть возможность поддержать развитие нашего проекта любой доступной вам суммой :)

Be the first to comment on ""

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


This site is protected by wp-copyrightpro.com

ScrollUp